Присвоение горной ренты

Декабрь 15, 2013

Присвоение горной ренты Рента — доход, для получения которого предприниматель использовал не им созданный и не ему принадлежащий ресурс. Должен быть возвращен по принадлежности.

При разработке месторождений полезных ископаемых, а также на предприятиях первичной переработки сырья основной капитал образуется за счет так называемой горной ренты. Проще говоря, это означает, что главная заслуга в получении прибыли от добычи и первичной переработки, например нефти, принадлежит не человеку, а недрам. Это они долго и упорно трудились, создавая минеральное сырье — человек пришел на готовое. Поэтому основная часть того, что заработано нефтяниками на экспорте нефти, им не принадлежит, ибо не ими заработано. И эта часть должна быть возвращена государству через систему налогообложения.

Литературные персонажи так и поступают: герой Фазиля Искандера делил выращенную им пшеницу на две части — выращенную его собственным трудом и выращенную матушкой-землей. Эту часть он закапывал обратно в землю — платил рентный налог. У бизнесменов все сложнее.

Приватизация недр. По закону «О недрах», а также в соответствии с Конституцией России недра являются общенациональным достоянием. Все, кто их эксплуатирует, независимо от формы собственности, выступают в качестве недропользователей на условиях аренды, выданной государством на определенный срок. Недобросовестный недропользователь может быть лишен лицензии. Таков закон. А вот какова практика.

Законодатели западных стран четко определяют предельные размеры участков недр, которые могут быть предоставлены одному недропользователю (весьма скромно — в США, например, это около 83 кв. км, в Канаде — 23,3 кв. км). У нас нет законодательных

ограничений ни на размеры участков недр, ни на предельный объем запасов полезных ископаемых, предоставляемых одному недропользователю. И сроки пользования зашкаливают за 50-60 и более лет — во всех других странах они в несколько раз меньше. Таким образом — бесплатно, безразмерно и практически навечно.

Временщики. Новые хозяева понимали, что нежданно привалившее богатство ненадолго — государство опомнится и все отберет. Поэтому они действовали быстро и безоглядно.

Главные среди рентных налогов — роялти (платежи за добычу) и ОВМСБ — обязательные отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы (как раз то, что делал герой Искандера). Базой для их исчисления является, по закону, «стоимость товарного продукта, полученного и реализованного из фактически добытых полезных ископаемых». Хозяева ВИНК именно так и поступали — строго по закону. Они привязывали налоговую базу к внутрикорпоративным ценам, которые сами и устанавливали. Например, к цене продажи нефти добывающим предприятием нефтеперерабатывающему заводу своей «материнской» компании. Ее можно было установить сколь угодно низко — закон не запрещал — и по этой цене продать офшорному посреднику (в его качестве надо выступать самому, правда, под чужим именем — это не запрещается). А уж неподвластный российским налоговикам посредник продаст нефть по мировым ценам на мировом рынке. Там, на мировом рынке, эти деньги и останутся, найдя приют на счетах хозяев ВИНК.

По данным Евгения Ясина, за годы рыночных реформ было вывезено 90-130 млрд долл. Заместитель секретаря Совета безопасности Вячеслав Солтаганов утверждает, что «за 10 лет из страны незаконно вывезено 130-140 млрд долл.». Независимые эксперты дают цифры в несколько сотен миллиардов долларов. Бывший министр природных ресурсов, лидер Экологического союза России Виктор Данилов-Данильян: «Рента от использования природных ресурсов практически целиком утекает за рубеж. От нее почти ничего не достается государству».

Хищники. С 1991 года добыча нефти сократилась почти вдвое. Недра работают на износ.Средний дебит нефтяной скважины едва превышает 7,2 т в сутки, тогда как в 1991 году он равнялся 10,1, а в 1987 году — 15, 8 т в сутки. Все больше скважин становятся нерентабельными, их выводят из действия. «Сибнефть» держит в простое около половины эксплуатационного фонда. Для здоровья недр это очень опасно: заглушив под предлогом нерентабельности некоторое количество скважин, легко вызвать перераспределение нефти в пластах и безвозвратную потерю оставшихся запасов. Но это будет потом.

Трагически погибший Зия Бажаев говорил о реальной возможности скорого превращения России в импортера нефти. Виктор Данилов-Данильян приходит к печальному выводу: «Вопрос только в том, когда при такой политике существующая производственная система придет в негодность». И заключает: «Люди, которые нажили гигантские состояния на том, что присвоили себе горную ренту, — эти люди навсегда исчезнут с экономической и политической арены Российской Федерации, а мы останемся у разбитого корыта».

При использовании материалов гиперссылка www.fingud.ru обязательна.

Комментировать